На страницах журнала «ТЭК России» Константин Соборнов, главный геолог ООО «Северо-Запад», член экспертного Совета УК «Инверсия», доктор геолого-минералогических наук. Новая реальность и конкурентные преимущества России в развитии ресурсной базы добычи нефти и газа.

Российская нефтегазовая отрасль нуждается в развитии, без чего поддержание устойчивого уровня добычи становится маловероятным. Новые технологии геологоразведки позволяют рассматривать районы сложного геологического строения на суше России в качестве наиболее реалистичной альтернативы развития ресурсной базы добычи нефти и газа. В среднесрочной перспективе это направление работ в большей мере соответствует современным критериям эффективности, чем шельфы Арктики или разработка сланцевых толщ. Большие возможности для прироста запасов есть в Предуралье, Предкавказье, Патомской зоне, Енисейском складчатом поясе, бортовых зонах Прикаспийского бассейна. Это стратегическое направление поисковых работ основывается на естественных преимуществах ресурсного потенциала России и может успешно развиваться на основе технологий, доступных российским компаниям.

Изменения на глобальном рынке энергоносителей создают новые условия развития нефтегазовой отрасли России. Проекты, которые были при‑ оритетными совсем недавно, в новых обстоятель‑ ствах становятся весьма сомнительными. Эта ситуация обусловлена обострением конкуренции на рынке, вы‑ званным избыточным предложением нефти и газа. Сейчас трудно прогнозировать, как долго это положение может продолжаться. Согласно данным Агентства энергетиче‑ ской информации США (Global petroleum and other liquids. EIA 2016), в настоящее время предложение превышает спрос примерно на 1,5 млн барр./сут., а равновесие, веро‑ ятно, будет достигнуто не ранее конца 2017 года. Однако,новый баланс на рынке, по всей видимости, лишь сократит волатильность цен на сырье, но не вернет «старые добрые времена», когда котировки постоянно переписывали ре‑ корды. Сильному росту цен будут препятствовать наличие высоких запасов нефти в мире и гибкость производителей сланцевой нефти, способных быстро увеличивать добычу при росте ее стоимости.

Долгое время представление о безоблачном будущем добычи нефти и газа формировалось под влиянием господ‑ ствующей парадигмы, согласно которой традиционные нефть и газ представляют собой ограниченный и быстро сокращающийся ресурс. Впервые о скором падении до‑ бычи заговорили около 100 лет назад, главным образомпод влиянием снижения добычи нефти на месторожде‑ ниях в Пенсильвании. Несмотря на новые открытия, эти взгляды развивались и в итоге были оформлены в виде по‑ пулярной концепции «пиковой нефти» (Peak oil), которая была сформулирована американским геологом Кингом Хаббертом в 30‑х годах прошлого века. В ее основе лежал анализ статистических данных. Утверждалось, что добы‑ ча нефти и газа в мире, достигнув своего максимального уровня, перейдет в фазу неуклонного снижения. При про‑ хождении «нефтяного пика» энергетические ресурсы ста‑ нут дорожать, что будет оправдывать развитие практиче‑ ски любых новых проектов, способных поддержать добы‑ чу энергетического сырья. Борьба за источники энергии явилось одной из причин второй мировой войны и ряда последующих конфликтов. Угроза дефицита ресурсов под‑ стегивала рост инвестиций в их поиски и добычу. В период с 2009 года по 2014 год инвестиции в мире на поиски, раз‑ ведку и разработку нефти и газа (upstream) увеличились в среднем на 13% в год, достигнув $723 млрд в 2014 году (ATKearny. Beware the oil price super cycle. 2015).

Рост инвестиций принес результаты. Согласно оцен‑ кам компании ВР, доказанные запасы нефти в мире в последние десятилетия быстро увеличивались, опе‑ режая растущий уровень её потребления (BP statistical review of World Energy, 2015). В конце 1994 года они составляли 1 118,3 млрд барр. (153,2 млрд т), в 2014 году — 1700,1 млрд барр. (239,8 млрд т). Всего с 1994 года по 2014 год рост запасов нефти составил око‑ ло 52%. В то же время темпы роста запасов газа были еще больше — 57%. Наибольший прирост запасов был достигнут в США и Канаде за счет освоения потенциала сланцевых толщ.

В следствии роста предложения, сценарий непрерыв‑ ного увеличения цены энергоресурсов, предсказанный концепцией «пиковой нефти», в лучшем случае отклады‑ вается на неопределенное время. Успех сланцевой револю‑ ции в Северной Америке опроверг представления о без‑ альтернативности традиционных месторождений нефти и газа. Это в совокупности с развитием других источни‑ ков энергии и ростом энергетической эффективности развитых экономик мира, по мнению многих экспертов, привело к завершению сырьевого суперцикла. К этому следует добавить рост предложения нефти со стороны Ирана, освободившегося от экономических санкций. Эта страна находится на четвертом месте в мире по доказан‑ ным запасам нефти, примерно в 1,5 раза превосходя Рос‑ сию (BP statistical review…, 2015), и на втором — по газу и имеет возможность резко увеличить добычу и экспорт энергоресурсов

Острая конкурентная борьба производителей нефти ведет к переделу рынка. В результате часть производи‑ телей рискует потерять долю рынка или обанкротиться. Их место займут другие, которые сумеют пережить непро‑ стые времена за счет использования своих конкурентных преимуществ и применения наиболее эффективных стра‑ тегий. Не случайно в последнее время участились сообще‑ ния о пересмотре инвестиционных портфелей компаний и общем резком сокращении вложений в долгосрочные за‑ тратные проекты. Особенно явно это видно на примерах снижения инвестиций в проекты по разработке нефтенос‑ ных песков Канады, а также выходу крупных компаний, таких как Shell и Statoil, из арктических проектов на Аляске в 2015 году.

Помимо глобальных изменений, дополнительные ри‑ ски в развитие нефтегазовых проектов в России создают ограничения на доступ к передовым технологиям и деше‑ вым займам. Пока эти факторы имели незначительное вли‑ яние на текущую добычу в России из‑за инерционности этой отрасти, связанной с высокой продолжительностью инвестиционного цикла. Однако развитие новых проек‑ тов, призванных обеспечить устойчивое функционирова‑ ние отрасли в будущем, становится проблематичным. Эта ситуация делает оценку состояния и выработку адекват‑ ной стратегии развития ресурсной базы России особенно актуальными.

Ресурсная база

В целом нефтегазовая промышленность России постро‑ ена на устойчивом фундаменте, созданном в прошлом веке. Согласно данным Госбаланса России, на 1 января 2014 года запасы нефти составляли — 18,2 млрд т, а газа 49,5 трлн куб. м (категории А, В, С1). Эти запасы в значи‑ тельной мере сосредоточены в крупных месторождениях, открытых в советский период. Они дают львиную долю добычи в настоящее время.

После реформирования отрасли в начале 1990‑х годов затраты на поиски и разведку новых месторождений рез‑ ко сократились, а основные инвестиции были направлены на повышение эффективности разработки месторожде‑ ний. Для достижения этой цели использовались передо‑ вые технологии и мировой опыт. Благодаря оптимизации затрат, себестоимость добычи нефти в России оказалась значительно ниже, чем у западных компаний. В результа‑ те был достигнут внушительный рост добычи при низких затратах, что способствовало быстрому увеличению капи‑ тализации бизнеса. Это явление получило название Воз‑ рождение старых нефтегазоносных районов (Brownfield renaissance).

Обратной стороной этого успеха стала ускоренная выработка запасов и снижение их качества, выраженное в росте обводненности нефти и сокращении дебитов сква‑ жин. Это повышает стоимость добычи нефти. По данным ВНИГНИ, в настоящее время рентабельными для раз‑ работки являются менее 50% доказанных запасов нефти. В результате, начиная с 2007 года, добыча нефти в За‑ падной Сибири, основном нефтегазодобывающем районеРоссии, начала снижаться. Льготный налоговый режим и девальвация рубля позволяют стабилизировать уровень добычи во втором по значимости районе — Волго-Ураль‑ ском бассейне, но ожидать заметного роста не следует.

В этих обстоятельствах поддержание достигнутого уровня добычи требует вовлечения в разработку новых запасов. Согласно данным Минэнерго, добыча в 2014 году на новых месторождениях (со сроками ввода в эксплуа‑ тацию не более 5 лет) составила 40,7 млн т, что дало 7,7% суммарной добычи. Прирост этого показателя к предыду‑ щему 2013 году составляет 9,1% (Министерство энергети‑ ки. Добыча нефтяного сырья. 2016). Этот рост не может не радовать, однако, следует отметить, что большинство из вводимых в разработку «новых» месторождений, были открыты еще в советский период. К ним относятся Та‑ лаканское, Верхнечонское и ряд других месторождений в Восточной Сибири. В Тимано-Печорском бассейне этоместорождения им. Требса, Титова, Приразломное, груп‑ па месторождений Центрально-Хорейверской впадины. Редкое исключение составляют действительно новые открытия, сделанные компанией «ЛУКОЙЛ» в Дени‑ совской впадине — Баянды и Восточный Ламбешор. Эти высокодебитные месторождения с успехом компенсируют падение уровня добычи на зрелых месторождениях Респу‑ блики Коми.

В настоящее время у государства практически не оста‑ лось значительных возможностей стимулирования буду‑ щей добычи путем лицензирования открытых ранее ме‑ сторождений. Максимальный объем запасов и ресурсов углеводородов был лицензирован в 2012 году. Он включал такие крупные объекты, как месторождения им. Шпиль‑ мана, Имилорское, Лодочное, а также ряд высокоперспек‑ тивных поисковых участков.

В целом становится все более очевидно, что существу‑ ющая ресурсная база, обеспечившая продолжительный период благополучия, нуждается в серьезном развитии. В противном случае, следует ожидать прогрессирующего сокращения добычи, что повлечет за собой крайне неже‑ лательные экономические последствия.

Альтернативы, их достоинства и недостатки

Существуют различные точки зрения на то, за счет каких источников возможно наращивание ресурсной базы до‑ бычи нефти и газа в России. Это одна из главных тем об‑ суждения профессиональным сообществом. Однако новые реалии, в которых оказалась нефтегазовая отрасль России, требуют актуализации ее приоритетов. Рассмотрим кратко основные возможности.

Безусловно, крупным перспективным районом являют‑ ся шельфы российской Арктики. Очевидно, что Арктика представляет собой последний, практически нетронутый район поисков традиционных нефти и газа. Оценки ресур‑ сов шельфов колеблются в широких пределах, что вполне естественно, учитывая их слабую изученность. Несмотря на большие расхождения, эти оценки позволяют рассма‑ тривать Арктический регион как один из центров будуще‑ го развития ресурсной базы. Основными проблемами его освоения являются удаленность, экстремальные климати‑ ческие условия и экологическая чувствительность, предъ‑ являющая высочайшие требования к техническим сред‑ ствам для безопасного проведения работ. Это определяет высокую себестоимость добычи. Кроме того, геологические условия в этих районах обеспечивают значительное пре‑ обладание ресурсов газа над нефтью. В условиях стреми‑ тельного роста производства сжиженного газа в мире, этот ресурс столкнется с острой конкуренцией. В силу этого, разработка ресурсов Арктики может растянуться на весьма длительный период. Показательно, что, несмотря на высо‑ кие цены на сырье в течение последнего десятилетия, уникальные месторождения в Баренцевом (Штокмановское) и Карском морях (Ленинградское и Русановское), откры‑ тые в 1980‑х годах, до сих пор не введены в разработку. Дополнительные трудности в освоении ресурсов Арктики создают технологические и финансовые санкции.

Другим важным источником наращивания ресурс‑ ной базы является освоение потенциала сланцевых толщ и иных видов низкопроницаемых коллекторов. Ресурсы этих отложений в России измеряются десятками миллиар‑ дов тонн. Дать более точную оценку в настоящее время не‑ возможно, так как они нуждаются в изучении, кроме этого отсутствуют общепринятые методы их подсчета. В про‑ шлом попытки разработки отложений баженовской и до‑ маниковой свит предпринимались неоднократно, в ряде случаев удачно. Вместе с тем до настоящего времени раз‑ работка сланцевых толщ не приобрела большого значения.

Говоря о причинах стремительного роста сланцевой до‑ бычи в США и Канаде, обычно упоминают высоко конку‑ рентный сервисный рынок, доступность дешевых креди‑ тов и благоприятные законодательные условия. Важность этих факторов очевидна. Государство может повлиять на них, создав экономические стимулы. Гораздо меньше внимания уделяется еще одному фактору — логистике, повлиять на который гораздо сложнее. Дело в том, что ос‑ новные успехи отрасли достигнуты на Великих равнинах Северной Америки, где в прошлом паслись огромные ста‑ да бизонов, а сейчас существует прекрасная транспортная сеть. Благодаря доступности этих районов бурение и осво‑ ение скважин занимает минимальное время, низки затраты на добычу и транспортировку продукции. Это существен‑ но контрастирует со сложными природными условиями удаленных районов Западной Сибири и европейского Се‑ вера России. Так же как и в случае с шельфами, развитие сланцевых проектов в России тормозится ограниченным доступом к передовым технологиям и дешевым креди‑ там. В этой связи трудно ожидать быстрого роста добычи за счет сланцевых толщ. Вероятно, вовлечение в разработ‑ ку сланцев в качестве вторичных объектов может поддер‑ жать уровень добычи в зрелых нефтегазоносных районах.

На наш взгляд, незаслуженно недооцененной ин‑ новационной альтернативой развития ресурсной базы является освоение нефтегазоносного потенциала склад‑ чатых поясов и иных районов сложного геологического строения — подсолевые карбонаты и крупные дельтовые комплексы. Опыт геологоразведочных работ прошлого де‑ сятилетия показывает, что именно в этих условиях было открыто около 90% запасов традиционных месторожде‑ ний нефти и газа в мире (Biteau J., Blaizot M., Janodet D., de Clarens Ph. Recent emerging paradigms in hydrocarbon exploration. First Break, 2014, vol. 32, p. 49–58). Эти успе‑ хи были достигнуты главным образом за счет применения технологий геологоразведки нового поколения. Особен‑ но эффективна трехмерная сейсморазведка (3D), которая привела к значительному росту успешности поискового бурения. Если в прошлом вероятность успеха поискового бурения на новых объектах редко превышала 30%, то ис‑ пользование сейсморазведки 3D позволяет увеличить эту величину вдвое, а иногда и больше. В 2010–2012 годах успешность поискового бурения в компании «ТНК-ВР» на основе сейсморазведки 3D составляла 70–74% (Годо‑ вой отчет за 2012 год «TНК-ВР Холдинг»). Естествен‑ но, что успешность поисков в большой степени зависит от сложности геологических условий, вместе с тем совер‑ шенно очевидно, что эффективность современной гео‑ физики открывает новые горизонты развития ресурсной базы. Представляется, что эта альтернатива развития ли‑ шена явных недостатков.

Высокая разрешающая способность новых методов позволяет выявлять крупные перспективные объекты там, где ранее из‑за недостаточной информативности применяемых методов исследований их либо не видели, либо проведение работ было сопряжено с неприемлемо высокими рисками. Иными словами, многие перспектив‑ ные объекты просто не попадали в поле зрения устарев‑ шего «радара».

Существует немало примеров, говорящих о том, что применение новых технологий геологоразведочных работ и передовых методов интерпретации данных мо‑ жет привести ко «второму рождению» старых регионов. Уникальные открытия в последнее время были сделаны в складчатых поясах Китая, Ирана, Ирака, Боливии (Со‑ борнов К. О., 2015. Складчатые пояса: антикризисная альтернатива развития ресурсной базы. Oil & Gas Journal Russia, вып. 93, No. 5, с. 32–37). Хорошим примером может также служить открытие огромных запасов газа в подсо‑ левых отложениям «зрелого» Амударьинского бассейна в Туркменистане. Кроме этого, высокотехнологические методы поисков в сложных геологических условиях вывели на «большую сцену» новых игроков, таких так Бразилия, Мозамбик и даже Израиль.

Не видно объективных причин, по которым это не мо‑ жет произойти в слабоизученных складчатых поясах и подсолевых зонах в России. Это можно проиллюстри‑ ровать с помощью разреза складчато-надвигового пояса Полярного Урала (рис. 1). Новая структурная модель это‑ го района позволяет прогнозировать новые типы залежей, открытие которых становится возможным с применением новых технологий геологоразведки.

Технологические циклы развития ресурсной базы

По-существу изучение районов сложного геологического строения является логическим продолжением историче‑ ского пути развития ресурсной базы в России. Анализируя историю отечественной нефтегазодобывающей промыш‑ ленности, нельзя не заметить, что она имеет ярко выра‑ женный циклический характер. Это характерно и для дру‑ гих стран с развитой нефтегазовой промышленностью. Это проявляется в последовательном появлении новых центров добычи, движущей силой чего являлись новые технологии.

Первый центр добычи находился в предгорьях Кав‑ каза. Основные месторождения располагались в районе Баку и Грозного. Обильные естественные нефтепроявле‑ ния в этих районах были известны задолго до наступления индустриальной эпохи. В конце XIX века они привлекли внимание промышленников. Освоение этих районов при‑ вело к целому ряду крупных открытий, что на время сде‑ лало Россию лидером мировой нефтедобычи. В дальней‑ шем, по мере естественного истощения запасов Кавказа, центр развития переместился в Волго-Уральский регион, который стал «вторым Баку». Позднее основной прирост запасов происходил за счет Западной Сибири. Этот рай‑ он обеспечил невиданный рост ресурсной базы и сделал СССР одним из важнейших экспортеров нефти и газа в мире.

Перемещение центров добычи определялось двумя взаимосвязанными факторами: неизбежным снижени‑ ем эффективности работ в зрелых районах и развитием технологий геологоразведки, которые открывали новые возможности. Так в начале прошлого века в складчатых предгорьях Кавказа основным поисковым методом яв‑ лялась поверхностная геологическая съемка. Этот метод был прост и эффективен. Его основой являлась передовая в то время антиклинальная теория. Он позволил быстро вовлечь в поиски много перспективных структур и быстро нарастить запасы. Однако по мере естественного ис‑ тощения фонда подготовленных объектов в 1930‑х годах эффективность поисков резко сократилась, что вынудило геологов искать новые перспективные регионы. В геоло‑ гически «закрытых» равнинных условиях Волго-Урала технология поверхностной съемки не могла служить по‑ исковым методом. Здесь эту роль сыграло структурное бу‑ рение. Суть этой технологии сводилась к бурению мелких скважин. С их помощью изучался структурный план верх‑ них горизонтов осадочного чехла. Проецируя эти данные на более глубокие перспективные горизонты, можно было быстро и дешево готовить поисковые объекты. Успеш‑ ность применения данного метода определялась, прежде всего, относительной простотой геологического строения этого бассейна. Это послужило технологической основой успешных поисковых работ, что привело к формирова‑ нию нового центра добычи в Волго-Урале. В дальнейшем, по мере перехода этого региона в категорию зрелых рай‑ онов, геологи обратили внимание на Западную Сибирь. Применение традиционных методов здесь не давало же‑ лаемых результатов. На обширных заболоченных просто‑ рах Западной Сибири метод структурного бурения, так же как и геологическое картирование были практически бес‑ полезны. К счастью в 1960‑х годах в практику геологораз‑ ведки стала входить сейсмическая съемка 2D. Она быстро стала основным поисковым методом в Западной Сибири. Ее применение позволило подготовить к бурению большое количество перспективных объектов, что в дальнейшем принесло феноменальный успех в виде тиражирования крупных открытий. Таким образом, развитие ресурсной базы России прошло через три последовательных цикла развития, определявшимися новыми технологиями геологоразведки.

Развитие технологий геологоразведки последних де‑ сятилетий создало условия для нового цикла развития ре‑ сурсной базы. Они делают доступными для исследования обширные слабоизученные районы на суше России. Это складчатые пояса, обрамляющие большинство нефтегазо‑ носных бассейнов страны, а также зоны распространения подсолевых карбонатов, клиноформенных образований, турбидитных песчаников. Актуальность постановки поис‑ ковых работ на нефть и газ в России особенно важна в силу того, что именно в пределах Северной Евразии, образован‑ ной из сложной мозаики литосферных плит, складчатые пояса имеют наиболее широкое распространение по срав‑ нению с другими континентами. Общая площадь этих перспективных районов (около 2 млн кв. км) сопоставима с Западной Сибирью (Соборнов, 2015). Представляется, что в обладании этим ресурсом заключается одно из важ‑ нейших естественных преимуществ России в глобальной конкуренции на рынке энергетических ресурсов.

Данное направление работ может обеспечить значи‑ тельный прирост запасов в районах с развитой нефтега‑ зовой инфраструктурой на суше России. Это позволит снизить затраты на геологоразведочные работы и сокра‑ тить их сроки, обеспечив соответствие жестким критериям экономической эффективности. Такие возможности есть в Предуралье, Предкавказье, Патомской зоне, Енисей‑ ском складчатом поясе, бортовых зонах Прикаспийского бассейна. Высокий потенциал этих районов доказывается существованием гигантских залежей Прикаспия, круп‑ ных месторождений Терско-Сунженской зоны Северного Кавказа, уникального месторождения Вуктыл в Северном Предуралье.

Таким образом, в современных условиях наиболее ре‑ алистическую возможность для развития ресурсной базы добычи нефти и газа дает вовлечение в поиски сухопутных районов сложного строения, к которым относятся склад‑ чатые пояса, подсолевые карбонаты, крупные дельтовые комплексы. По крайней мере, в среднесрочной перспекти‑ ве это направление работ в большей мере соответствуют современным критериям эффективности, чем шельфы Арктики или разработка сланцевых толщ. Оно основы‑ вается на естественных преимуществах ресурсного по‑ тенциала России и может успешно развиваться на основе современных геофизических технологий, доступных рос‑ сийским компаниям.

Подготовил Александр Швед

Источник: http://cdu.ru/catalog/mintop/Papers/P032016/